«Сюжеты из Сети» — рассказы из жизни вебмастеров, в формате аудиокниг и текстов. Сообщество CPA.Club хранит в своей памяти восхождение и успехи множества выдающихся вебов. Каждый из них является хранителем захватывающего и уникального опыта. Но сколько же неизведанных историй осталось в тени, ждущих своего часа? Множество. И вот одна из них...

Это четвертый эпизод цикла «Сюжеты из Сети», где мы продолжим рассказывать историю Авторитетного Арбитражника. 

Рассказ: «Ничего Личного, Просто Арбитраж», часть 6 и 7.
Автор: Авторитетный Арбитражник

Аудиоверсия. 



ЧАСТЬ 6

НАИЛЬ БАЙКОВ

Голодная до открытий, не ведающая границ в обогащении, неостановимая и неизменная, наша троица высадилась в Казани. Я, мой ассистент и Максимка — три следующих дня мы проведём на крупнейшей в стране SEO конференции. Заранее закупившись проходками, мы приготовились влиться в просвещенное сообщество вебмастеров.

Точнее сказать, готовился влиться только я один. Максимка на этом празднике жизни был своим: окружающая обстановка для него — как дом родной. К нам то и дело подходили разные люди, здоровались и предлагали свой профессиональный сервис, без устали вручая визитные карточки.

— Ну как, льёшь на рефки с алика как планировал?

— Не. В топовых гео щас ни реклов, ни офферов. А ты где вертикалишь?

— А я сейчас поднял сервис по линкам, остальное скипаю. Вот, кстати, моя визитка.

Понимаете, я уверен, что был свидетелем разговора двух людей, но какой информацией обменялись респонденты — от меня полностью ускользало. «Переспам», «фрод», «попандер». И так повторялось весь день, беседа за беседой. Просто набор звуков.

С таким же успехом я мог посетить дельфинарий — возможно даже, рокот касаток ближе к человеческой речи, чем разговоры вебмастеров.

Вскоре все стали усаживаться на места и приготовились к выступлению первого спикера. Я с довольным видом держал в руке целую стопку визиток, физически ощущая, как растёт моя сеть полезных арбитражных контактов. Но счастье длилось не долго: перебирая карточки я вчитывался в названия сервисов и стал осознавать, что не понимаю для чего они нужны. Скажем, «парсинг». Что это? Действие, объект, единица измерения? Или вот «Качественные соксы». Арбитраж настолько благодатный рынок, что здесь зарабатывают даже продавцы блядских колготок?

В общем, я чувствовал себя не в своей тарелке. Молодёжь напирала: основная масса присутствующих была примерно одного возраста с Максимкой. Я же был на полтора десятка лет старше. И как угнаться за этими резвыми любителями печатать, не глядя на клавиатуру? Я всматривался в зрительские ряды и пытался найти подтверждения того, что арбитраж подвластен любому возрасту, но подтверждение предательски не находилось. Тучи безысходности сгущались.

«Встречайте: бессмертный голос глобального арбитража и трафика — Наиль Байков!»

Внезапно донеслось из динамиков, а на сцену вышел парень из рекламы. Свет играл на оправе его оптических очков, на лице сияла неподдельная, щедрая улыбка. Наиль Байков был лет на 5 старше меня, и когда он поприветствовал публику, когда начал с чувством и пониманием говорить про веб-трафик — грамотно подбирая умные словечки, как было принято у вебов, тем самым зажигая толпу, — у меня в голове навсегда отпечаталась мысль: «старичкам» можно в арбитраж.

Осознание помогло расслабиться. Я перестал торопить события и почувствовал, как обстановка заиграла другими красками. Отправляясь в Казань на SEO-конференцию, я знал, что дома накопятся дела, и что я могу пропустить серьёзные бизнес-мероприятия — и за всё это обязательно придётся отвечать. Но я уговорил себя, что вникнуть в трафик сейчас самое важное для меня. И вот он я, аж на несколько дней выехал из своего привычного окружения. И наряду с чувством радости, было в этом и кое-что инфернальное; с расстояния в несколько сот километров я увидел, что дома меня ждёт непроглядная тьма опасного бизнеса.

А мир цифровых технологий, наоборот, был безопасным и светлым, ярко освещаясь экранами тысяч умных гаджетов. Излучение мониторов и было, без преувеличений, светом в конце тоннеля для меня — человека, совсем недавно пережившего стрелу с тремя автоматчиками.

Но больше всего в интернет-бизнесе мне нравилось, что никто из моего реального окружения, никогда, ни при каких обстоятельствах — не заинтересуется тем, чем я занимаюсь. Работать с ломом металла мог любой бычара: прыгай себе, лишь бы череп не продырявили. А SEO… для братвы это слишком кучеряво. Именно «кучеряво», потому что слово «нишево» тут уже не подходит. Нет у нас в металле такого слова.

Тем временем, в конференции объявили перерыв. К стопке собранных мною визиток прибавился пухлый конспект. Я старался записывать каждое слово, произнесённое со сцены, и такое же задание поручил своему ассистенту. И вот, мы отошли в сторонку и погрузились в заполнение пустот в наших записях, попутно набрасывая инсайты. Максимка в нашей компании явно скучал:

— Олег, размести свои конспекты в интернете. Возможно найдутся люди, готовые заплатить за такую информацию. Хотя, погоди-ка: в интернете уже дофига такой информации!

Максимка был в ударе и не упускал возможности подсолить мне раны. Довольный собой, он развернулся уходить к остальной молодёжи, как вдруг… к нам подошёл Наиль Байков собственной персоной.

— Парни, вы ведь на первом ряду сидите? Приятно посмотреть, как старательно вы работаете! — кивая на конспекты, по-доброму улыбнулся Наиль.

Меня удивило, что спикер многочисленной конференции вот так просто подошёл и заговорил со случайными гостями.

Наиль был из тех проверенных добряков, которые на личном опыте преодолели трудности, и теперь старались видеть в людях только хорошее. В своём окружении столь человечных личностей я давненько не встречал. Наиль Байков станет первым человеком современного арбитража, с которым у меня сложатся настоящие, приятельские отношения.

Но тот раз был нашей первой встречей. И вряд ли её можно было назвать удачной.

— А вы чем занимаетесь? — спросил он у меня.

— Да так... Бизнесом всяким. Вообще пытаюсь нишу сменить, — ответил я, хотя единственное, что я хотел бы сменить, так это тему разговора.

— А в какой вы нише?

— Ну это… Контроль… на производстве, — подбирать слова было всё труднее.

— Товарка? — не сдавался Наиль.

Слово «товарка» оказалось ребусом, на разгадку которого требовалась помощь зала. Я молча глянул на Максимку.

— Да работяга он обычный, на заводе железяки строгает.

Повисла неловкая пауза. Наиль покосился на мои «Patek Philippe», ненавязчиво засмеялся, похлопал меня по плечу, и молча удалился.

— Ты чё, ёбу дал? Какой ещё работяга?

— Да забей. В следующий раз он тебя даже не узнает.

—  Ещё раз так сделаешь — процедура опознания понадобится уже тебе.

— … Ты чего, я ж пошутил. Хотя, понимаю, день выдался непростым. Но выступления спикеров уже закончились, сейчас объявят Afterparty. Вечеринки — лучшая часть любой конференции. Готовьте конспекты, ребята: дядя Максим выдаст массу материала этой ночью.


 

ЧАСТЬ 7

SEO ВЕЧЕРИНКА

Наша интеллигентная тусовка, состоящая их светлых умов и талантливых разработчиков, высадилась у ночного клуба The Legend.

Неоновые огни пафосного клуба пылали как врата в преисподнюю, когда молодые интернет-романтики наперегонки бросились в объятия SEO вечеринки.

Галопирующая толпа ворвалась в помещение клуба, начав жадно поглощать дым и алкоголь, включённых в сервис all inclusive пати. Алчность, с которой гости впивались в стаканы, выдавала в них полную некомпетентность по вопросу самоинтоксикации: происходящее напоминало не праздник, а соревнование, в котором за отведённое время ночи участникам было необходимо совершить как можно больше прегрешений.

Такими темпами, через какой-нибудь час, это место превратится в настоящий зверинец. Я занял место за столиком с хорошим обзором, и с удовольствием стал наблюдать за развитием спектакля.

В своей массе, публика подпадала примерно под один портрет: молодой человек с неопрятными волосами и явными недостатками гардероба — типа торчащих наружу трусов, не глаженых рубашек, или просто аляповатой одежды, — сопровождающий свой образ брендовыми сумочками, и наручными часами стоимостью от пяти тысяч долларов.

Не будет преувеличением сказать, что для подготовки к этой вечеринке стирального порошка было использовано меньше, чем кокаинового.

Несмотря на преступную халатность, с которой молодёжь неприкрыто шмыгала прямо за столиками, самым тяжким грехом этой ночи была, без сомнений, гордыня. Мальчишкам хотелось признания, славы и уважения, хотя никаких оснований для подобных регалий в их честь — не было. Осознавая свою ущербность, ребята лезли из кожи, лишь бы доказать своё достоинство. Поэтому, едва достигнув опьянения, эта публика могла рассказать что и кому угодно. Когда я был моложе и только начал поднимать свои первые деньги, запретная для разглашения сумма у меня начиналась от $500 долларов. А эти пьяненькие студенты зарабатывали по $500 тысяч долларов, и всё равно не могли удержать язык за зубами — растрепали мне всё на свете, просто потому что я был согласен их выслушать.

Внезапно свет в помещении погас. Луч единственного включенного прожектора скользнул вдоль танцпола, подсвечивая сутулые силуэты возбудившихся подростков, и замер на задёрнутых кулисах. Из динамиков донеслась мелодия, чья медленно растущая громкость обещала кульминацию. Публика с удовольствием подыгрывала нарастающему напряжению, ритмично хлопая в ладоши. Мелодия разгонялась, хлопки становились всё громче, когда, пока в момент наивысшего напряжения, кулисы распахнулись, и оттуда выскочили бодрые стрипухи, энергично сверкая грудями.

Толпа на танцполе оглушительно взвыла и рассыпалась по сторонам, вдогонку за голыми сиськами. Расставленные по периметру зала конфетти-пушки открыли плотный огонь по отдыхающим, возбудив толпу на ещё одну волну эйфорического воя. Но уже не такого громкого, как при виде танцовщиц. Оно и понятно: одной рукой аплодировать не удобно.

Часть секс-работниц осталась танцевать на сцене, другая — забралась на барную стойку. Вид женского тела окончательно снёс крышу пьяным подросткам: визжа и прыгая, словно бабуины, они боролись за внимание проституток любыми доступными средствами. Выкрикивали комплименты, поливали их шампанским, а затем становились на колени и ползали по полу, во всех смыслах перемешиваясь с грязью.

Наблюдая безобразный разгул, мне несколько раз показалось, что из-под слоя блёсток под ногами, среди лиц ползающих, выглядывало и Максимкино лицо. И это не спроста. На фоне местной публики наш Максимка больше не выглядел исключением из правил. Скорее, он оказался вполне типичным представителем вида.

Все как на подбор, открытые и наивные, эти вундеркинды разбогатели слишком легко и быстро, не успев осознавать ценность своего положения. В итоге — расчесать таких мягких барашков могла даже обыкновенная казанская блядь.

Насколько неуверенно я чувствовал себя при свете дня, пытаясь вникнуть в посыл вебмастеров — настолько же несамостоятельной оказывалась SEO-интеллигенция ночью, стоило ей едва отшагнуть от тематики арбитража.

Так передо мной раскинулась поляна низко висящих фруктов. В сравнении с металлом, где приходилось рамсить за каждое ведро стружки — интернет-романтики были сладкой ватой, вкус которой я уже ощущал у себя во рту. Больше никаких конспектов! Вся информация, которую транслировали со сцены сегодня днём, уже влетела в уши окружавших меня вебмастеров - пусть она там и переваривается. Мне следует позаботиться о том, как вычерпнуть её оттуда в готовом виде. Остаётся только завербовать несколько новых подопечных. Или "заняться нетворкингом", как тут говорят.

Main news

    Related articles

    Comments 0